Она не домашняя. Нет

Тёплое, весеннее солнце, казалось, согревало больше душу, чем её саму. Хотя, несомненно было приятно, как солнечные лучи ласкают нежно кожу, дотрагиваясь до лица, проводя по шее, изучая ключицу и спускаясь ниже. Особенно приятно чувствовать лучистые пальцы на бархатистой коже ног, чувствовать тёплые касания от самых кончиков пальцев и выше.

В такие моменты возникает ощущение, что всё чудесно — и утро, и жизнь, и этот самый момент — неповторимый, незаменимый, ни с чем несравнимый. Когда набросив поверх обнажённого тела рубашку можно наслаждаться утренней негой, радоваться происходящему, вдыхать аромат свежезаваренного чая, а может даже помолоть кофе и сварить его по-турецки, добавив восточных специй, чтобы насыщенный запах наполнил квартиру, наполнил этот момент.

И мысли мчатся куда-то вдаль. Намного дальше, чем картина перед глазами. Ведь взгляд охватывает лишь малую часть не то что мира, а города. И снова за окном дома, квартиры — клетки наших душ, хоть и приправлены цветами, чтобы меньше нагонять скуку и тоску. Но всё же клетки. А хочется свободы. Свободы во всём — в мыслях, в действиях, чтобы прошла привязанность к вещам. Хочется ощущать на лице дуновение ветра, слышать крики чаек, хлопки парусов и шелест волн о борт яхты. Хочется…

А он смотрел на неё… нет — любовался. Её изящными изгибами тела, её нежностью в лучах утреннего солнца, её грациозными движениями. Она, как кошка, подставляла себя солнцу, отдаваясь в его объятия. И стоило бы ей обернуться, то можно было бы увидеть все её мысли о свободе в её искрящихся жизнью глазах. И тогда они очаровывают тебя, и ты погружаешься в них, не замечая ни звонка мобильного, ни сирены полицейской машины за окном. Глаза даже переманивают внимание от её восхитительного и сексуального тела, скрытого тонкой тканью одной рубашки. Тела, которое она вытачивает усердными тренировками, от чего у неё сходства больше с пантерой в джунглях, чем с домашней кошкой…

Домашняя? Вряд ли. Да, она украшает любой дом собой, привнося в него тепло и уют. Но мыслями она свободна. Её жизнь — это движение, действие, полёт. И как любой птице, и даже колибри — ей не чужды гнёзда. Но не клетка. Нет. Ни в коем случае.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *