Лиссабон — Порто

В зеркале заднего вида растворялись редкие огни спящего Лиссабона. Мне казалось, что только так можно выскользнуть из его объятий. Из объятий города, который несколько лет назад стал навязчивой мечтой. Знаете, как это бывает — раз — и всё: в колонках играет фаду, зарисовки и заметки в молескине будто пропитаны винью верду, а забегая на перекус в обед, думаешь, что ешь в ташке. А по ночам снится, будто катаешься в знаменитом лиссабонском трамвае №28.

Когда наконец попадаешь в свою мечту, то она обволакивает, обнимает тебя крепко и нежно, словно ты чувствуешь на себе руки любимой женщины. Тогда всякое желание переезжать на новое место меркнет, как уличные фонари в предрассветной дымке океанского тумана. Так было и у нас, пока не отважились попробовать что-то ещё. Пока не захотелось попробовать портвейн, винью порту на его истинной родине, съесть бакаляу с видом на мост Луиша Первого, а потом потерять счет времени в книжном магазине Лелло.

Потому с вечера погрузили вещи в машину и решили выезжать в 3 ночи. Чтобы столичный город проспал наш отъезд, чтобы не застрять в пробке на одной из центральных улиц и не отложить дорогу на потом, чтобы не было так тоскливо прощаться с городом-мечтой. Но шум дорог за окном прогонял любую грусть. Тонкая красная линия над океаном наполняла энергией. А ее мирный сон на пассажирском сиденье делал уютным это непродолжительное, трехчасовое путешествие. С одной стороны она, с другой — Атлантический океан, вдоль которого шла трасса до Порто. Океан, как существо, которое никогда не спит, но дает ночлег для Солнца.

Это замечательно, что мы решили выехать ночью, ведь доберемся до города на рассвете. А я помню эту установку из какой-то книги, что правильно — приезжать в чужой город под утро. Тогда день начинается словно с чистого листа. В нашем случае — это начало новой главы. Счастливой главы. Я был в этом убежден. Ведь так было и до этого. Так будет и дальше.

Огненный шар, плавно поднимающийся из-за горизонта, словно в подтверждение стал окрашивать пейзажи позитивной золотистой краской. Она просочилась в машину. Наполнила ее незримым ощущением тепла. Прикоснулась к моей спутнице, начала перекрашивать волосы в сказочный цвет нового дня.

В этот момент она проснулась, прищурив глаза от солнечного света. На лице растянулась улыбка из нежных губ. Она сама растянулась будто кошка, а затем салон наполнился ее теплым:
— Bom dia!

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *